Приветствуем, Гость | Регистрация | Войти 
Начало » X JAPAN » Yoshiki » Интервью

[02.xx.xx][Yoshiki] Oricon  
[ Перевод: Гошкина мать ]
ТI. - Tetushi Ichikawa
Y. – Yoshiki

Часть 1.

TI: Почему ты вообще решил редактировать Last Live видео?
Y: Президент Universal приехал в ЛА и сказал: «Мы хотели вы выпустить видео последнего концерта. Слишком много фанатов этого ждет». Потом мы пошли обедать, выпили…и я обнаружил себя принявшим это предложение (смеется).

TI: Да, причина уважительная.
Y: (смеется) Cначала я просто стал работать, приняв их предложение. Но позже понял, что это отличная возможность покончить с Х. После распада группы и смерти Хидэ я слишком много думал об Х-Japan. Так что я решил, что это отличный шанс положить конец мыслям об Х и идти дальше. Я думаю, что мне надо было время. Я смотрел фильм тысячу раз и все равно плакал. В конце концов, я стал просить стафф заготавливать миллион бумажных платков (смеется).

TI: Я присутствовал на Last Live. Самое удивительное, что я тогда не понял, что это был действительно последний концерт Х-Japan.
Y: По правде говоря, это был такой период полураспада. Хотя Тоши и ушел из группы, у нас все еще были контракты со студиями и т.д. Мы должны были продолжать работать. Но я больше не мог выносить сложившуюся ситуацию и предложил ребятам временно разойтись, а затем вновь начать работать в ближайшем будущем. Все согласились, и мы решили начать новый Х в 2000 году. Хидэ и я искали нового вокалиста. А за это время мы бы работали и писали новые песни.

TI:Почему именно 2000 год?
Y: Легко запомнить.

TI: (смеется) Ты как ребенок! Впрочем, как обычно!
Y: Ха-ха-ха (смеется) Я так устал, записывая «Dahlia». Я волновался, как примут новый Х с новым вокалистом.

TI: Во время работы над «Dahlia» ты публично жаловался на других членов группы. Работа была долгой, и, кроме того, перед этим альбомом, согласно контракту, ты был вынужден выпустить сингл.
Y: Да, я помню, что сказал в интервью, что не люблю этот альбом (смеется). Я думал, что Х - больше не группа. Ребята работали над своими сольными проектами, а я записывал «Dahlia» один. Я чувствовал себя одиноко. Так что я думал, что нам нужен был какой-то стимул, чтобы выйти из сложившейся ситуации. И я сказал об этом в интервью. Потом Тоши…

TI: (перебивая) Что ты чувствовал, когда Тоши покинул Х?
Y: Я ничего не мог сделать. Мы так долго были друзьями, что я все понял, только посмотрев ему в глаза. Я вдруг понял, что вижу перед собой совсем другого человека. Я сказал об этом Хидэ. Хидэ сказал: «Тоши идет своим путем». Хидэ спятил! Я не мог слушать их разговор.

TI: Х был самой важной и значимой вещью в жизни Хидэ. За это я могу ручаться.
Y: Да. Он всегда помогал и поддерживал меня. Я всегда ломал вещи, которые перед этим строил, а Хидэ всегда все снова собирал. Хотя Хидэ иногда сам все ломал (смеется с тоской).

TI: Хидэ всегда говорил: «Х - это группа Йошики, и я всегда буду поддерживать Йошики, даже если придется всем рискнуть».
Y: (долго молчит) ...да.

TI: Вчера я смотрел видео Last Live. Я чувствовал, что Тоши в то время был другим человеком. Он, конечно, старался выглядеть «Тоши из Х», но...
Y: На последнем концерте мы с Хидэ приняли меры. Например, стафф должен был немедленно выключить микрофон, если бы Тоши сказал что-либо не то. Почти пол концерта я пристально наблюдал за Тоши. А Хидэ беспокоился за меня из-за этого.

TI: Да, на видео Last Live мы видим эти отношения. Похоже на Beatles с их «Let it be». Я думаю, что ты поступил очень честно.
Y: Да, да (кривая улыбка). Мы с Хидэ смотрели друг на друга и молчаливо беседовали каждый раз, когда Тоши произносил что-то со сцены. Я был даже готов изменить программу, если бы это понадобилось.

TI: Да, трудно вам всем тогда было.
Y: Я тогда ничего не понимал. Я сказал, что мы воссоединимся в 2000 году. Но факт в том, что Х больше не было - мы распались.

TI: И 50 тысяч человек плакали перед вами.
Y: Ну, теперь я могу сказать, что я вообще хотел делать Last Live без вокалиста.

TI: Ха-ха-ха. Как опрометчиво!
Y: Я говорил: «Пусть зрители поют вместо Тоши». Но... потом Тоши спел Forever Love. В конце концов, это был мой друг детства.

TI: Last Live закончился миром.
Y: Я был крайне рассеян тем вечером. На следующий же день я вернулся в ЛА. Я собирался заниматься своим проектом и готовиться к следующему Х. Так, как это делал Хидэ. Я был так занят работой для Х, что вообще забросил свой проект. После того, как я немного отдохнул...

TI: (перебивает) Что ты чувствовал, узнав о смерти Хидэ?
Y: Я ничего не понял… Но слишком много фанатов были в шоке. Я получил письма от поклонников Хидэ, заявлявших о том, что они хотят умереть. Так что я должен был их поддержать. Тогда я вернулся в ЛА и написал песню. В то время меня попросили помочь в организации концерта, посвященного Хидэ. Я был на таком взводе, что не смог бы этого сделать. Но я старался. Я написал песню для мемориального концерта, отражающую мои чувства. Но я был сбит с ног этим.

TI: Мы осознаем наши чувства, как только мы можем их сформулировать.
Y: Да. Я не показывал это публично, я ни раз не выпустил это на волю. Несколько лет я не мог появляться на публике.

TI: Ты очень долго не мог оправиться от смерти Хидэ.
Y: Я все еще тоскую без него. Мне все еще больно видеть его телефонный номер в моей записной книжке. Я все еще надеюсь услышать его звонок.

TI: Ты не удалил его номер с сотового?
Y: Я не смог. Когда у меня были трудности, я всегда звонил Хидэ. Но он ушел. И я не знаю, с кем мне теперь говорить.

TI: Но ты должен был работать снова.
Y: Я больше не мог работать на себя. Я не мог после того, как написал песню памяти Хидэ. Так что писал для других. И так как я проводил время с молодыми, талантливыми и многообещающими музыкантами, я понял, как я люблю сцену.

TI: Ты пришел в себя, общаясь с другими.
Y: Тогда я получил предложение написать песню для Императора. Тогда я и вышел на сцену. Меня так тепло приветствовали, я встретил много поклонников, которые говорили о том, что они ждут моего возвращения. В тот момент я и подумал, что снова должен начать. И я стал писать для себя. Уже есть около 40 песен (смеется). Но я все равно помню об Х. Так что я не могу писать баллады. Я писал танцевальную музыку, потому что она была совсем не похожа на музыку Х. Тогда я и получил предложение редактировать Last Live.

Часть 2.

Y:. Еще одна вещь, которую я не сделал с Х – я не вышел на мировую арену.

TI: Ты заключил контракт с компанией грамзаписи и провел пресс-конференцию в Рокфеллеровском центре (смеется).
Y: Хотя все было подготовлено, я так и не сделал мировой дебют. Это вовсе не неудача. Я просто не стал этого делать.

TI: Это был позор.
Y: Я пришел к выводу, что в то время выпускать наш CD одновременно во всем мире было бы неправильно. Кажется, я все просчитал, но, оказалось, что я сам не поддаюсь вычислению (смеется).

TI: Правильнее было бы сказать, что ты не рассчитал, хотя тебе казалось, что ты все учел.
Y: (смеется) Я отменил мировой дебют нашего диска, потому что, во-первых, у нашего вокалиста были проблемы с английским произношением. Во-вторых, в то время наша музыка не обратила бы на себя внимание в США. Тогда был в моде стиль гранж, то, что делала «Нирвана».

TI: Ты точно продумываешь стратегию и все четко планируешь. Потом ты прикладываешь все усилия ради достижения цели. Но потом ты начинаешь гоняться за совершенством в чем-то малом, и из-за этого рушится все запланированное.
Y: Да, думаю, ты прав (криво улыбается).

TI: Ты всегда усердно тренируешься, но редко играешь. Может, стоит чаще «выходить на площадку?»
Y: Но я люблю усердно учиться. Такая у меня натура.

TI: Ладно, давай поговорим о VUK, твоем следующем проекте. Я думаю, что ты начал работать над ним давно.
Y: Ты приехал в ЛА брать интервью об альбоме «Jealousy» и мы вместе пили. Я помню, что тогда и рассказал тебе об этом проекте.

TI: Ага. Это было весной 91, по-моему. Ого! 11 лет!!!
Y: Правильно (смеется).

TI: Два года назад я вдруг увидел по телевидению рекламу 7-11. Я думал, что твой проект наконец-то начал осуществляться. Но опять ничего нет.
Y: (смеется) Ты слишком строг. Когда ты слышишь VUK, ты понимаешь, что каждый звук сделан очень точно. В Х я стучал в барабан и тогда появлялся звук ударных. Но здесь я выбираю один звук среди тысячи возможных.

TI: Это значит, что ты собираешься попасть в бесконечный ад.
Y: Пожалуй, соглашусь (смеется). Но я думаю, что все в порядке. Кстати, это скоро кончится.

TI: То есть с этого времени ты работаешь только над VUK?
Y: Да. Я делал Х 10 лет, потом 4 года я думал о создании второго Х. Теперь я чувствую себя так же, как и тогда, когда стартовал Х.

TI: Что такое VUK?
Y: Я точно не знаю (смеется).

TI: Что?
Y: В настоящее время это группа. Я буду играть на гитаре, фортепиано и ударных.

TI: Ты умеешь играть на гитаре?
Y: Да. Когда я играл в Х, весь концерт я сидел на стуле и не мог носиться по сцене, как это делали другие.

TI: Но ты летал на своем стуле.
Y: (смеется) Я мог только наблюдать, как они бегают и дурачатся. Я не мог сопротивляться, когда Тоши выливал на меня воду, а Хидэ бросал тарелки (имеются в виду - музыкальные цимбалы). Поэтому мне хочется все это испытать.

TI: (пропуская мимо ушей сказанное Йошики) Ты уже определился, кто будет в группе?
Y: Нет, я решу во время тура. Когда я начал Х, тогда тоже во время первого тура сменилось много музыкантов. Так что методом проб и ошибок я оставлю лучших.

TI: С самого начала ты хотел женский вокал в этот проект. Что-нибудь изменилось?
Y: Сейчас есть 4 вокалистки, так что у меня есть выбор. Или будет один главный вокал, или все будут петь на равных, я еще не решил. Лучше рассматривать VUK как Х, а не как мой сольный проект.

TI: И как обстоят дела сейчас?
Y: На 80% все сделано.

TI: До 100 % еще далековато.
Y: У меня готово 33 трека. Я планирую выпустить сразу три CD в качестве дебютного альбома... Я шучу (смеется). Проблема в том, что в среднем песня длится от 8 до 10 минут.

TI: (смеется)
Y: Так что невозможно, чтобы все было в одном альбоме. В прошлом, классический композитор писал свою партитуру, аудитория слушала оркестр. Затем изобрели фонограф, а теперь мы имеем CD. Все жалуются и говорят: «Я хочу идти своим путем» или «я хочу делать искусство», что-то вроде этого. Если так, почему каждый делает только 3-4 минутные песни? Потому что все еще пишут по стандарту сингла CD или формата MTV.
Теперь появился Интернет и DVD. CD- 16 бит, 44.1 К – самый большой, но DVD – 24 бита, 96 К, а супер аудио CD – 192 К. Почему я так долго работал над VUK? Потому что он должен был выйти на DVD аудио. Я думал, что DVD или супер аудио CD будут главенствовать в будущем, и я сделал бы запись на них. Так что не играла бы роли продолжительность трека.

TI: Но...
Y: Так не случилось. Напротив, такое убожество, как mp3 стало теперь главенствующим форматом. Я думал, что получит распространение широкополосная сеть, и я записал треки под это. Но вновь такие сети не получили такой популярности, как я ожидал. Так что я должен теперь упростить материал. Полагаю, на это уйдет примерно полгода.

TI: А ты разбираешься в программном обеспечении. Ты хочешь фундаментально изменить обычную и привычную структуру музыки. Я думаю, ты слишком забегаешь вперед.
Y: Сначала у меня появилась идея. Затем я создал Х и думал – «Я буду делать рок» и «Я буду играть на ударных». Потом панк-рок, потом туры и т.д. Моя идея похожа на дальнейшее развитие этого.

TI: Хороший план.
Y: Да, думаю, да. Хороший план (смеется).

TI: Только не говори, что это не для тебя.
Y: Помнишь, что говорил Хидэ? «Йошики складывает кирпичики, а потом вдруг все ломает. Это - Йошики» (смеется).

Категория: Интервью | Просмотров: 732

[ Подразделы ]
Общая информация [4]
Тексты песен и переводы [21]
EXTASY Records [4]
"Produced by YOSHIKI" [1]
PROJECT'S [9]
соло и совместные
Интервью [10]
Разное [4]
фотоальбомы, книги и прочее
Yoshiki MySpace Blog [5]
переводы
VIOLET UK MySpace Blog [7]
Медиа [0]
аудио
Медиа [0]
видео

[ Форма входа ]

[ Поиск по X JAPAN ]

[ Полезные ссылки ]

[ Статистика ]






Rambler's Top100


Copyright Japan-X Team © 2006-2008